Крестьянские письма царю: забытая русская традиция

Николай ll

В начале xx века русская традиция писать письма царю стала тревожным сигналом новых и неопределенных времен.

Если вы живя в России мечтаете о чем угодно — от коровы до парламентской демократии, — вы всегда можете положиться на вековую русскую традицию писать письмо царю. Эта традиция возродилась в начале xx века, когда доверие русского населения к царю быстро разрушалось…

Первое в истории коллективное прошение народных масс русскому царю приняло форму религиозной демонстрации. 9 января 1905 года 100 000 человек прошли маршем к Зимнему дворцу во главе с православным священником отцом Гапоном. Они намеревались выдвинуть ряд умеренных требований о всеобщем равенстве и правах трудящихся.

Процессия несла белые флаги и иконы, чтобы убедить Царя, что они не социалисты, анархисты или другие подобные злодеи, а православные верующие, которые уважают его власть. Имперская полиция в ответ открыла огонь по толпе, убив почти 1000 человек. Говорят, обезумевший отец Гапон воскликнул: «Нет больше Бога. Нету царя!»

Хороший царь и плохие бояре

Отмена крепостного права

Почему духовенство и обедневшие массы Санкт-Петербурга верили, что их план сработает? Разве они не знали, что их общество — жестокая автократия? Вполне может быть, что они этого не понимали.

На протяжении веков по всей Европе монархические режимы сохраняли свою власть главным образом благодаря идее божественного права – вере, активно поддерживаемой различными христианскими церквями, в то, что монархи имеют данное Богом право править своими подданными. Однако одной этой веры было недостаточно.

Критическим аспектом монархического мифа была вера в благосклонность правителя. Даже если подданные замечали несправедливость, бедность или угнетение, это никогда не касалось монарха. Гнев правящих был направлен на аристократию и деятелей имперской администрации. На Руси это даже было обобщено в народной поговорке: «Хороший царь, плохие бояре».

Боярин был членом дворянства самого высокого ранга в России и во всей Восточной Европе. Другими словами, если бы только царь знал о несправедливостях, совершаемых его подчиненными над народом, он бы немедленно отреагировал и все исправил. С этой идеей стотысячные протестующие в Санкт-Петербурге подошли к Царскому дворцу. Их наивность войдет в историю как Кровавое воскресенье 1905 года.

Рекомендуем:  Браунинг M1919: король пулеметов

Что же сделал царь?

Отец Гапон возглавляет толпу перед Нарвскими воротами в Санкт-Петербурге в 1905 году
Отец Гапон возглавляет толпу перед Нарвскими воротами в Санкт-Петербурге в 1905 году

Интересно, что царь Николай II не отдавал приказа об этой расправе – его в то время даже не было в Зимнем дворце. И я говорю это не для того, чтобы оправдать его как историческую фигуру.

Николай II был жестоким самодержцем, который очень рано заработал себе прозвище Николай Кровавый. Хотя сначала это прозвище ассоциировалось с ним из–за несчастного случая – давки во время церемонии коронации, — позже оно укрепилось из-за голода, бесхозяйственности, политических репрессий и бессмысленных войн, которые Россия проиграет.

Однако на том конкретном инциденте в январе 1905 года Николая II просто не было. Он описал это событие в своем дневнике как «болезненный день».

Тем не менее те, в кого стреляли перед его дворцом, об этом не знали. Для них это был ясный ответ на их умеренные требования, и это пошатнуло их большое уважение к Царю. Некоторые из них, конечно, верили, что Николай сам приказал устроить резню. В сочетании с вышеупомянутыми голодом, войнами и нищетой, которые постепенно подорвали его легитимность, Кровавое воскресенье стало драматическим событием, которое в значительной степени поспособствовало концу мифа о «добром царе».

Это стало началом Первой русской революции, которая, несмотря на ее жестокое подавление, привела к уступкам со стороны самодержавия. Результатом стала первая в истории российская Конституция и создание национального собрания, известного как Дума.

Челобитные

Портрет цесаревича и великого князя Николая Александровича (будущего царя Николая II) 
Портрет цесаревича и великого князя Николая Александровича (будущего царя Николая II) 

Чтобы сохранить свою рушащуюся легитимность, царь Николай II вновь институционализировал написание народных петиций. Обращение с челобитными к правителю уже было русской традицией, хотя прямой контакт с царем был ограничен в 1700-х годах и стал привилегией высших классов. Бедняки могли только ходатайствовать перед своими местными правителями и знатью (возможно, это одна из причин стереотипа о «плохих боярах»).

Эти петиции и письма давали высшим классам осознание своей причастности к политическим процессам. Перед восстанием в Москве в 1648 году горожане послали царю челобитную с изложением своих обид. Из этого следует, что восстания рассматривались как последнее средство.

До xvlll века письма царя были известны как Челобитные. Красочно названная русская традиция буквально переводится как «лбом бью». Институт челобитных создавал ощущение прямой линии, идущей прямо к Царю, давая возможность каждому человеку в Империи быть услышанным.

Рекомендуем:  Ютландское сражение. Столкновение дредноутов 

Например, в 1608 году бедный священник умолял царя Василия IV заставить местного дворянина дать ему корову чтобы священнослужитель мог прокормить свою семью. Хотя это может показаться банальным, такие петиции часто были для авторов вопросом жизни и смерти и, возможно, стояли между лояльностью и открытым восстанием против власти.

Традиция челобитных возвращается

Лев Толстой
Лев Толстой

В xvlll веке эта русская традиция постепенно вымерла, вернее, претерпела качественное изменение: богатые были единственными людьми, которые могли непосредственно ходатайствовать перед царем. Тем не менее образ доброго царя сохранялся, как и вера в силу писем ему.

Тот факт, что писали только богатые, не означает, что письма ограничивались делами аристократии. На самом деле либерально настроенные слои дворянства продолжали писать царям по вопросам более широкого общественного значения.

Пожалуй, самое известное из писем было написано Львом Толстым, одним из величайших писателей, кстати тоже благородного происхождения. Будучи аристократом, Толстой был глубоко против иерархического феодального общества и активно стремился облегчить страдания российской бедноты, особенно крестьянства. Он был христианским анархистом и пацифистом, взяв за основу своей веры буквальное толкование Нагорной проповеди Иисуса Христа.

В 1901 году Толстой написал письмо царю Николаю II, которое попало в «Нью-Йорк Таймс». Толстой написал царю письмо с протестом против жестокого обращения с духоборцами — пацифистской христианской сектой, вдохновленной протестантизмом. Существование этой радикальной религиозной группы не было случайностью. Это был знак меняющихся времен и грядущих потрясений. Так сказал сам Толстой, пророчески написав во втором письме:

«Возможно, что нынешнее движение, как и предшествовавшие ему, может быть подавлено применением военной силы. Но может случиться так, что солдаты и полицейские, которым правительство так доверяет, поймут, что выполнение их указаний повлекут за собой братоубийства, и откажутся подчиняться приказам «.

Это время наступило менее чем через четыре года. Уже 18 февраля 1905 года, примерно через сорок дней после Кровавого воскресенья, царь Николай II разрешил петиции «на высочайшее имя» и практически на любую мыслимую тему. Эти петиции являются захватывающим историческим источником, рисующим картину народных недовольств в бурную и действительно преобразующую эпоху.

Рекомендуем:  Сталин. Почему он так популярен?

В них мы можем прочитать о произволе местных господ и вере в перемены, которых ожидали крестьяне в деревне. Поскольку значительная часть населения была неграмотной, письма часто были продуктом коллективных мыслей, озвученных на деревенском собрании. Их подписывали только те, кто умел писать, но это было коллективное творчество всех присутствующих. Таким образом, эти письма свидетельствуют о стремлении к народовластию в то время, когда самодержавие находилось в предсмертной агонии.

Петиции и революции: Традиция как подрывная деятельность

Революция 1917 года

К концу 1905 года число петиций быстро росло. Тот факт, что царь обещал конституцию и восстановил традицию письма, только усилил чувство населения, что их недовольство было оправданным.

Письма начинались с завуалированные и не очень угроз, направленные против монархии. Крестьяне начали самоутверждать свою коллективную идентичность, говоря, что они мирное население, но без колебаний возьмутся за оружие, если их условия не будут выполнены, учитывая, что они уже обречены на невыносимую жизнь.

В письмах также стали все чаще ссылаться на политические манифесты и прокламации того времени, как царя, так и революционеров, демонстрируя большую политическую осведомленность.

1905 год был прелюдией к революции 1917 года, эти крестьянские письма были признаком грядущих радикальных перемен: хотя они были направлены на царя и напоминали о древней русской традиции, они были явным признаком современности. Хотя они якобы ссылались на авторитет монархии, на самом деле они были примером ее рушащейся власти. Большинство населения уже было готово к новому восстанию, еще более масштабному, чем в 1905 году.

Традиция написания писем царям остается очень малоисследованной. Архивы, безусловно, скрывают еще много выдающихся источников, которые могут показать, как обычные люди воспринимали меняющийся мир вокруг них.

Вероятно, нет лучшего примера, чем история Французской революции. Французская и русская революции, хотя и разошлись во времени, имели много общего. Обе они были направлены против монархии и вдохновляли политические движения, оставившие след на все последующие столетия.

Оценить запись
Поделиться
Добавить комментарий