Операция «Барбаросса»: Не зима остановила наступление вермахта в 1941 году

Это была официальная пропагандистская версия Германии. Даже многие отечественные историки повторяют это по сей день. Но насколько правдивы утверждения о том, что именно влияние чрезвычайно суровой зимы остановило наступление вермахта в 1941 году и помешало немцам взять Москву?

Адольф Гитлер, в центре, изучает военную карту с генералом-фельдмаршалом Вальтером фон Браухичем, слева, немецким главнокомандующим и начальником Генштаба генерал-полковником Францем Гальдером
Адольф Гитлер, в центре, изучает военную карту с генералом-фельдмаршалом Вальтером фон Браухичем, слева, немецким главнокомандующим и начальником Генштаба генерал-полковником Францем Гальдером

В речи, произнесенной 30 января 1942 г. во Дворце спорта в Берлине, Адольф Гитлер обратился к собравшейся толпе:

«К отступлению нас вынудили не русские, а морозы -38, -40, -41 и даже — 45°C. Не привыкшие к холоду, такой мороз не выдержат.»

Но было совсем не -40 градусов

Позже фюрер многократно повторял свой тезис и каждое повторение будто усиливало сильный мороз, который стал достигать даже минус 50 градусов по Цельсию. Эту версию с радостью подхватили в своих воспоминаниях представители немецких генералов, офицеров и солдат.

Нельзя отрицать, что зима 1941/42 года была — по крайней мере, с точки зрения немцев — суровой, хотя и не такой, как утверждал фюрер. Тогда не было сорока и даже пятидесятиградусных морозов. Как пишут Лаша Отхмезури и Жан Лопес в своей книге «Мифы Второй мировой войны». Часть 2, анализ сводок погоды показывает, что:

Рекомендуем:  Александр Лебедь. Он был одним из самых популярных политиков страны

«4 декабря средняя температура воздуха в Москве резко упала с -6 до -15°C, а затем 5, 6 и 7 декабря до -23°C. Позже она повышалась, после чего падала до 4 января, достигнув в среднем –17°C. После восьмидневной оттепели вернулись сильные морозы от –15 до –30°, продолжавшиеся три недели. С 8 февраля столбики термометра быстро поднимались и лишь несколько раз показывали –10°C.»

Одним словом, обычная стандартная русская зима. К тому же мороз оказывал воздействие не только на немцев. Солдаты Красной Армии мерзли не меньше, чем их противники. И так же, как и они, у них порой не было достаточного количества теплого обмундирования, потому что многие склады зимней одежды попали в руки врага или были разрушены при отступлении. Так что Отхмезури и Лопес правы, когда пишут, что низкие температуры значительно усложнили бой, но осложнили для обеих воюющих сторон. И это не холод повлиял на поражение Вермахта.

Нельзя отрицать, что зима 1941 года была суровой на Восточном фронте, но температура определенно не опускалась до -40 или -50 градусов. Даже при минус 30 воевать довольно затруднительно, в первую очередь из за технических проблем
Нельзя отрицать, что зима 1941 года была суровой на Восточном фронте, но температура определенно не опускалась до -40 или -50 градусов. Даже при минус 30 воевать довольно затруднительно, в первую очередь из за технических проблем

Море грязи и растянутые коммуникации остановили наступление вермахта

Если посмотреть на погодный фактор, который имел наибольшее значение во время операции «Барбаросса», то это был не мороз, а дождь. С середины октября в течение следующих нескольких недель дожди шли почти постоянно. В стране, где дорога превращалась в фарш из грязи после прохождения по ней десятка танков, моторизированные части немцев теряли свое преимущество. Более того, подвоз боеприпасов, топлива, продуктов питания и другого обеспечения был сильно затруднен, так как фронт продвинулся очень далеко на восток, а дороги после дождей превратились в непреодолимое грязевое болото.

Рекомендуем:  Флоренс Найтингейл: создательница современного сестринского дела

Почти месяц дороги и тропы были смягчены осенними дождями, и поездка превратилась в грязевой кошмар. Настолько, что, по иронии судьбы, немецкие генералы мечтали о наступлении более ранних морозов, которые сделают дороги жесткими:

«Ради бога, дайте нам четырнадцать морозных дней! И мы будем окружать Москву!»- заявил генерал Хёпнер, командующий 4-й танковой группой.

Дороги быстро превращались в грязевую кашу, вся мобильность армии Вермахта завязла в русской грязи
Дороги быстро превращались в грязевую кашу, вся мобильность армии Вермахта завязла в русской грязи

Из за невозможности снабжать наступающую армию в полном объеме, потенциал наступления быстро угасал. Немецкие солдаты часто недоедали, а запасы топлива у машин были минимальные. Условия сказывались на моральном духе, и быстрая и легкая победа становилась несбыточной мечтой. А тем временем РККА наращивали свои силы для мощного контрнаступления…

Оценить запись
Поделиться
Добавить комментарий